Мы в долгу у тех, кто сражается с нацизмом

Мы в долгу у тех, кто сражается с нацизмом

Начало специальной военной операции стало водоразделом, поделившим жизнь россиян на «до» и «после». И она показало, кто на что способен. Одних мобилизовали, другие собирают гуманитарную помощь для воинов и жителей Донбасса, а есть те, кто пошёл в военкомат добровольно и подал заявление с просьбой направить их в войска в зону СВО. Время выявило героев. Один из них - Грачев Василий Федорович, в прошлом – воин-интернационалист, воевавший в Афганистане. На СВО он ушёл осенью 2022 года добровольцем, а весной пришло известие, Василий погиб под Ясиноватой.   

Его жена (так не хочется называть вдовой!) Татьяна Вячеславовна приняла решение похоронить мужа на его родине, в селе Елаур Ульяновской области, где он окончил среднюю школу, откуда был призван в армию. Жена не сразу согласилась поговорить с журналистами – слишком тяжело рассказывать о родном, ушедшем из жизни человеке и при этом не заплакать. И вот отважилась, пригласила к себе. Её рассказ был похож на исповедь – она вспоминала, как познакомилась с мужем, как они относились друг к другу, о том, как он служил, как она сама приняла гибель мужа и чем занимается теперь.

- Мой муж ушел на СВО добровольно. Он 1962 года рождения, по возрасту не подлежал мобилизации. А 9 апреля он погиб. Если б я не была верующей, я бы, наверное, не пережила, - поделилась она. – А так я себе говорю, что никто не умер, его просто нет рядом. Наш сын Николай тоже строил планы пойти на СВО. Но теперь он – моя опора, если б не он, не знаю, как бы я выжила. Я ему сказала, что теперь наша миссия – построить храм на родине папы.

Я вижу матерей, потерявших сыновей, общаюсь с вдовами. Мы разговариваем, делимся информацией. А болью поделиться не получится, боль у каждого своя. Мать, потерявшая сына, - это одно, жена, потерявшая мужа, - совсем другое. Я потеряла мужа, с которым прожила почти сорок лет. Это как половина меня ушла. Теперь мне приходится жить и за себя, и за него. Мне горько, мне больно, но я понимаю, что мой муж совершил поступок, и он сделал нас лучше, абсолютно всех. Те, кто там, на СВО, сражаются за нас с вами, мы у них в долгу.

 

Семья

После армии, после Афгана, Василий Федорович почти сразу приехал на Север. Жил в Нижневартовске, в общежитии, куда однажды с подругами зашла Татьяна Визгунова. Это было 38 лет назад. Молодой человек поначалу не произвёл на неё впечатления, а ему красивая студентка медучилища понравилась с первого взгляда. И Василий смог добиться взаимности. Когда она окончила медицинское училище в Тюмени, они поженились, обосновались в Мегионе. Вырастили двоих детей: сына и дочь.

- Он добился того, что и я его полюбила. Стало казаться, что лучше его никого нет, - поделилась Татьяна Вячеславовна. – Мы вместе прожили 37 лет, я его звала «папой», он меня – «мамазик». За последние 6 лет мы срослись с ним, как деревья: корни разные, а стволы уже срослись, думали практически одинаково.

Василий Федорович состоял в Совете ветеранов воинов-интернационалистов. «Афганцы» часто встречались, помогали друг другу и помогали городу, занимаясь с подростками в военно-патриотических клубах. Их жёны тоже перезнакомились. Татьяна Вячеславовна как медицинский работник помогала многим поправлять здоровье, оформлять необходимые документы для лечения. «У настоящих мужчин и жены настоящие», - сказала она.

Супруги Грачевы думали одинаково, потому жена не удивилась, когда Василий Федорович записался добровольцем на СВО. Ведь и сама она подумывала о том же: как медицинский работник она могла бы там пригодиться. Но муж опередил.

- Его бы не призвали по возрасту и по состоянию здоровья. У него была онкология, протрузия всех позвонков, но Василий горел желанием быть полезным. Написал заявление, и его как ветерана боевых действий взяли и отправили уже на третий день. Мне было очень больно, жаль расставаться. Но я поняла и одобрила его решение. Он считал, что если он пойдет, то быстрее все закончится.

 

5 месяцев СВО

Добровольцев Василия Грачева и Андрея Перенева торжественно проводили из Мегиона 18 ноября 2022 года. Сначала его отправили в «учебку» в Елани, затем – на Донбасс. Татьяна Вячеславовна с сыном Николаем ездила в Елань, последний раз видела мужа живым именно там.

В Афганистане Василий Грачев управлял БМП, на СВО попал в артиллерию, стал водителем-радиотелефонистом. Он управлял КамАЗом, к которому была прицеплена пушка возил в кузове расчёт из восьми человек. Как напоминание о своей боевой молодости взял себе позывной – «Баграм», это название города, в котором он служил.

- Когда он пошёл на СВО, я попросила не скрывать от меня ничего, чтобы обо всём первой говорил мне, - рассказала Татьяна Вячеславовна. – И он звонил практически каждый день. Я мысленно мёрзла с ним, по грязи ходила, ночевала в холодной палатке… Дома он любил порядок, чистоту, а там – невзгоды, и он говорил: «Я не жалуюсь». Удивительно…

Рассказывал, как окапывались под Ясиноватой, строили землянки. Он научил сослуживцев разрубать бревно вдоль, на две плахи. Вокруг него молодые мужчины, не умеющие это делать. А он в селе жил, от отца научился многому и радовался, что смог ребятам передать свой опыт. Ещё очень радовался, когда убедил своего сослуживца покреститься. Когда была возможность, он сам там посещал церковь, ходил на литургию.

За пять месяцев, что Василий пробыл там, мы ещё сблизились, оба с ним стали другими людьми. На СВО уходил один, а вернулся бы другой. Точно знаю, что все ребята, прошедшие СВО, меняются, становятся лучше. Он звонил и говорил: «Мамазик, ты знаешь, что я тебя люблю?!» Теперь мне уже никто так не скажет.

Я никогда сама не звонила. Он обещал позвонить днем 9 апреля, а не звонит и не звонит, и я осмелилась позвонить сама. А телефон вне зоны доступа, его однополчанам позвонила – и они вне зоны. И я на время успокоилась. На восьмой день мне позвонил военком, сказал, что у него для меня плохие новости. Муж погиб, а расчёт остался жив. И ребята, его сослуживцы, теперь мне шлют фото, показывают, что на снарядах теперь они пишут: «За Баграма!».

 

Елаур

Супруги Грачевы планировали на пенсии жить на родине Василия Федоровича, строили дом, чтобы внуки приезжали на каникулы.

В прошлом в селе проживало до 4000 человек, сейчас - 800. В Елауре был храм трехпрестольный, из лиственницы или дуба. В 1882 году его построил купец Иванов. Первый престол – Воскресения Христова, второй – Николая Чудотворца, третий – Александра Невского. А рядом с храмом был погост – старое кладбище. Кладбища всегда были при церквях. В 1938 году храм превратили в клуб, в 1972 году снесли.

Василий Федорович запомнил, как сносили то здание и затем бульдозером разравнивали площадь под каток. А из земли появлялись кости, много костей. И мальчику врезалось в память, как старенький священник собирал эти косточки, уносил их на новое кладбище и перезахоранивал. Супруги Грачевы мечтали, что, переехав в Елаур, потихонечку будут строить храм. Но Василий Федорович погиб...

- Моего мужа похоронили в Елауре на Аллее Славы. На похороны собрались руководители села, района, приехал военком, вручил орден Мужества за отца нашему сыну, - продолжила рассказ Татьяна Вячеславовна. – Я старалась не плакать и на митинге сказала, что муж мой ушел на СВО добровольно, он совершил героический поступок, на который не все способны. Также сказала, что муж очень любил своё село и хотел построить храм. А теперь я это буду делать сама, потому что люблю своего мужа и считаю, что наши общие планы я теперь должна делать за нас двоих. Я обещала ему выполнить всё, что мы задумали. Попросила у односельчан помощи, и они меня поддержали. В том селе мой муж пока единственный, кого хоронили вот так: с венком от Министерства обороны «Погибший на СВО». Есть один без вести пропавший – пропал после прорыва дамбы на Каховском водохранилище, есть солдат, попавший в плен. Родные надеются на лучшее, молятся...

 

После похорон

По инициативе Татьяны Грачевой в Елауре прошёл сход граждан, создана православная община во имя Воскресения Христова. Председателем православной общины жители села выбрали её, Татьяну Вячеславовну. Теперь ей нужно будет часто туда ездить. И она сказала, что собирается работать в Мегионе вахтовым методом, ездить в Елаур, чтобы дом свой достраивать и заниматься делами общины. Построить храм - непростая задача: нужно сначала пройти много согласований, оформить много документов. Она уже встречалась с Владыкой Диодором, и он дал благословение, идут работы по отводу места и разработке проекта храма. В селе уже создана молельная комната.

- Если мы будем молиться, построим храм, а не будем молиться - ничего не получится, - объяснила Татьяна Вячеславовна. – Купили купол, поставили на крышу, приобрели водосвятный бак, планируем приобрести купель. Все это недешево, но люди откликнулись, помогают. В первую очередь жители Елаура. Многие из тех, кто переехали из села в разные города – Москву, Самару, тоже помогают. Все деньги, которые я получу как выплату за погибшего мужа, вложу в строительство храма, но их не хватит. Я создала группу: «Строим храм в Елауре», и все, даже мегионцы, присылают деньги.

Это будет храм не только в честь моего мужа, а восстановление справедливости. У многих была боль оттого, что храм разрушен. Он будет в память, в честь всех погибших.

Слушая Татьяну Вячеславовну, её искренний рассказ, я вспомнила слова песни в исполнении Людмилы Зыкиной «Рязанские мадонны», слова, как будто про неё написанные:

Не изменят, лгать не станут

И у смерти на краю.

Встань меж ними равной, Анна,

Твой солдат погиб в бою.

И какой на свете мерой

Нам измерить эту боль —

Пожилой солдатки веру

В невозвратную любовь?!

Елена Храпова


17.11.2023

732 просмотров 

Возврат к списку


Пожалуйста, авторизуйтесь


Логин
Пароль